?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] БАЛАБОЛА ПРО ЭБОЛА

Вернулся позавчера из джунглей Панамы и сразу столкнулся с очередными эпидстрастями, на этот раз вокруг лихорадки Эбо́ла. Решил написать очередной актуальный пост, но прежде отвечу на наиболее трепещущие вопросы:

Вопрос: Возможна ли пандемия геморрагической лихорадки Эбола (ГЛЭ)?
Ответ: Нет.

Вопрос: Угрожает ли России эпидемия ГЛЭ?
Ответ: Нет.

Вопрос: Нужно ли кому-то из нас предпринимать какие-либо действия по профилактике заражения (например, менять личную гигиену, исключать какие-то продукты питания, ограничивать поездки в какие-либо страны или общение с туристами, обтирать руки дезинфецирующими средствами и мыть чаще обычного, носить маски и т.п.)?
Ответ: Нет.

Ebola
Эболавирус. Фото © Science Photo Library

ОБЪЯСНЯЮ ПОДРОБНЕЙRéduire )

Originally posted by neivid at Когда мы будем считаться на небесах
Когда мы будем считаться на небесах - что мне зачтется?

Любил тебя - ну да, любил тебя. Но вряд ли это можно считать моей заслугой - скорее, заслугой тех, кто все это придумал. Мне многое понравилось, спасибо. Особенно ты.

Били в школе? Ну да, били в школе. Начальник отдела кадров держал за ворот, главный инженер пинал ботинком, электромонтер и автомеханик отвешивали лещей. Строительный подрядчик крутил согнутыми пальцами за нос - "хочешь, покажу Москву?", а менеджер мазал клеем стул. Программист стоял в стороне и не смотрел, журналист рисовал карикатуры на весь класс (я в них был тараканом). После того, как мне сломали ногу в драке, все хором сказали "он упал". Когда мы будем считаться на небесах, что им зачтется? Может, я, а может, Инга Стомина, по кличке "Инка-Сахарок", которая ложилась за спортзалом, сначала с начальником отдела кадров, потом - с автомехаником, потом - с программистом (автомеханик стоял на шухере), а после у нее обнаружили туберкулез, и весь класс погнали на диспансеризацию. Инка-Сахарок лежала в больнице, и весь класс писал ей письма. "Сахарочик, - писал автомеханик, - как дила? Кому дала?". А Инка отвечала из больницы: "Ты лучше всех". Она никого из класса не заразила, ни тогда, ни потом. Что ей зачтется?

Страдал? Ну да, страдал. Плакал, не спал ночами, хотел повеситься. Но не повесился. Зачтется ли мне это, когда мы будем считаться на небесах? Нелюбовь - не доблесть. Ни твоя, ни к тебе.

Женился. Потом развелся. Женился по нелюбви, развелся по любви. Ревновал как черт. Изводил лицом, читал морали, не давал дышать, доводил до слез. Зато не прочел ни одного чужого письма - хотя хотелось. Это - доблесть? Не воровал, не грабил, не убивал. Насчет прелюбодеяния не уверен, с ним сложней. Но от прелюбодеяния неизменно получал удовольствие. Зачтется мне это, когда мы будем считаться на небесах?

Уехал жить заграницу, выучил новый язык. Мог бы и не учить, ведь правда? Это мне было нужно, не небесам.

Жил один, ночами читал газеты. Придумал дать объявление: "Познакомлюсь с красивой девушкой", думал, буду оригинален. Газету выбирал по цене: ту, в которой дать объявление выйдет дешевле всего. Это оказались "Мотоциклетные новости". Сообразил, что просчитался, но было поздно. Деньги они возвращать отказались, объявление напечатали.
В тот же день одна красивая девушка вышла за газетами без очков. И по ошибке купила "Мотоциклетные новости". А дома от удивления стала их листать.
Так я познакомился с Полой.

Пола научила меня ходить в белых брюках, заниматься любовью при ярком свете, обедать в кровати и детской песенке-дразнилке: "Ах какой же, братец Яков, ты лентяй, ты лентяй". Она знала кучу детских песенок, и постоянно бормотала их себе под нос. От нее расходились мелодии, как круги по воде.

Опять женился, уже надолго. Родились дети. Но не я их носил и не я их рожал.

Сделал воздушного змея для Эстель. Змей взлетел и запутался в проводах, и мы не смогли его снять. Эстель подпрыгивала на цыпочках, я принес швабру и стал размахивать ею, пытаясь попасть в провода. Чуть не упал, потом упал - на спину. Ударился головой о камень, закрыл глаза. Эстель наклонилась, и рыжий кончик ее косы коснулся моего носа. Я открыл глаза и запел: "Ах какой же, братец Яков, ты лентяй, ты лентяй". Надо мной в проводах телепался бумажный змей, голова гудела, я тихонько пел, а Эстель смеялась.

Через год ее сбила машина. Эстель лежала в реанимации, я стоял над ней и пел про братца Якова. Меня пытались выгнать все медсестры и лично сам гравврач. "Ты лентяй, ты лентяй". Я не поддавался. "Если на неделе ты лежишь в постели..." На шестьсот девяносто пятом лентяе Эстель очнулась и прошептала: "ай-ай-ай". "У вас был один шанс из ста", - сказал главврач. Я принес ему хорошего коньяка. Вот этот коньяк - он кому зачтется? Мне, главврачу, или Эстель, которая после той аварии прожила еще целых девять лет? Может быть, она замолвит за меня словечко, когда мы будем считаться на небесах.

Я сколотил скворечник, и каждую зиму туда прилетают скворцы. До сих пор.
Я приносил Поле розы весной. В будний день - по одной, в выходные - по пять.
Я поливал черешневое деревце на балконе. Деревце звали "Пола", это я его так назвал. Правда, потом оно все равно засохло.
Я настоял на аборте, когда сказали, что третью беременность Пола может не пережить.
После аборта Пола пошла работать, начала пить антидепрессанты, похудела, сменила прическу и развелась со мной. Когда мы будем считаться на небесах, что ей зачтется? И кому зачтется тот маленький человек, которому на небесах оказалось нечего предъявить?

Зато я научил Бобо совать в рот две конфеты разом.
Бобо был моим любимцем, моим баловнем, моим капризом. Я любил его даже больше, чем Эстель - особенно чем мертвую Эстель. Простит ли она мне это, когда мы будем считаться на небесах?
Я носил Бобо на плечах, научил кататься на велосипеде, водил на уроки скрипки и на дзюдо. Дзюдо Бобо любил, а скрипку терпеть не мог, теперь он играет в оркестре в штате Невада, Пола увезла его в Америку, когда ему было десять, и с тех пор я ни разу его не видел: Пола не захотела. Когда мы будем считаться на небесах, я спрошу ее: почему?

Мне ведь вряд ли зачтется, что было больно. Это не доблесть, когда болит. Но мы еще посмотрим, кто там будет давать отчет: не во мне здесь дело. Я там спрошу, почему так вышло - с Полой, с Бобо, с Эстель, с главным инженером, который попал под упавший трос, и со мной самим, который всех пережил.

Я ведь всех пережил. И вот это мне точно зачтется, когда мы будем считаться на небесах.

Хотя остался автомеханик. Он по-прежнему работает в гараже, обожает трехлетнюю дочь от второго брака и каждый день напивается вхлам - кроме дней, когда ему позволяют с ней встречаться.

Остался менеджер, он пережил жену. Подворовывает на работе, держит породистую собаку, в выходные поет в церковном хоре, хотя в бога не верит. Но в церкви хороший хор.

Остался начальник отдела кадров, выросший до финдиректора, и журналист, выросший до журналиста. Оба работают, не покладая рук.

Остался программист - программисты всегда остаются. Женат, любим, нелюдим. Мало читает, много спит.

И осталась дочь от Инки-Сахарок, умершей в двадцать лет от туберкулеза. Никто не знает, чья. Автомеханик купил ей машину, программист перечисляет деньги, главный инженер оставил в наследство кольцо с рубином, журналист заставил окончить школу. Ко мне она приезжает на каникулы каждый год, хотя я-то здесь точно ни при чем: я ведь тогда со сломанной ногой лежал в больнице.
Инка-Сахарок тогда тоже, как все, сказала "он упал".
Но потом приходила меня навещать. И писала записки: "Ты лучше всех".

"я по улице марше..."

-- Бабушка, я так рад que ти приехал Zurich,  -- старается изо всех сил вести светскую беседу наш мальчик
-- При чём тут Зурик ? , -- озадаченно спрашивает бабушка-грузинка 

Вчера в школе у сына детки из 4ых классов показывали родителям как и чему они учатся.   По математике они перемножают двойные и тройные числа.  Метода два -- в столбик и вот этот.  
За ужином Илья держал весь стол -- и папа, и сестра, открыв рот, следили за волшебством.  
Очень рекомендую обучиться !)))

19 mai 2011

Ура-ура, в следующий вторник подходит наша очередь на смену зимних шин на летние.
Рандеву взяли 14 марта

всем привет



фотография с сайта про корги.
Ну, у кого там плохое настроение ?



http://www.youtube.com/watch?v=5k_iDUIxRMA

14 nov 2010

 Раз в два года небеса скидывают на меня пакет счастья весом в 9 дней. 
На пакете отправитель пишет "Фестиваль средиземноморского фильма".
В этом году пакет был прямо ах. 

Особенно меня порадовало, что главный приз выиграл фильм, который я поставила на первое место. "Сын Вавилона" -- "Son of Babilon" -- иракского режисёра Mohamed Al-Daradji.

Вообще Бельгия очень сюрреалистичная страна. В неё либо "втыкаешь", либо нет. 
Сегодня на закрытии, когда вручали призы, Аль-Дараджи на сумасшедшем английском английском пытался рассказать о том, как непросто дался фильм, но тут кто-то из зала попросил перевести. К микрофону подошла одна из организаторов и бодро начала, но споткнулась на фразе  "... и команде приходилось спать на бетонном полу из-за недостатка финансирования...". К ней было подбежала Арта Доброши - она была в жюри (сербская албанка, снявшаяся в фильме братьев Дарден "Молчание Лорны"  -- лауреате Каннского фестиваля 2008 года -- приз за сценарий), пыталась помочь, но поняла, что ей не хватает французского,  Они обнялись, тык-пык, поржали, но так ничего и не слепили. Иракец -- без французского -- стоял и улыбался. Тут к микрофону прошёл 2-х метровый Самир Гезми. Режисёр оживился и сказал  "Ай л би квик". -- "Они голодные. Хотят в "Квик"" - перевёл с каменным лицом Гезми.  ("Квик"- это у нас как МакДональдс).
Зал лежал. Все на сцене обнялись. Поцеловались по три раза. Разошлись довольные друг другом.
И на десерт нам показали "Mine Vagante" Ферзана Озпетека -- блестящую итальянскую комедию про двойной каминг-аут в одной семье.
Вообще за последние пару месяцев это уже второй итальянский фильм, который меня необыкновенно радует -- первый был "Io sono l'Amore" c Тильдой Свинтон.
Ну, а "мой" фестиваль сегодня закончился, и теперь надо ждать ещё два года. Но к счастью Брюссель практически бездонен в плане сюрпризов. И такие приветы с небес появляются с завидной регулярностью. Надо только настроиться на волну. Раздвинуть сознание. 



 



говорите, бельгийцы вялые ?
(министр обороны Бельгии Петер Де Крем приветствует бельгийских ветеранов по случаю дня ветеранов)

29 mar 2010

мой бедный-бедный город...
мои милые друзья...